http://www.kz.kp.ru/readyimages/102901.jpg
Моряки ели мыло и жарили сапоги

В минувшие выходные российское телевидение показало фильм «Их могли не спасти», главным героем которого стал наш земляк, уроженец Шенталы Асхат Зиганшин

Документальная лента рассказывает о событиях 1960 года. Сильный шторм унес в Тихий океан грузовую баржу, на которой находились четверо моряков - Филипп Поплавский, Анатолий Крючковский, Иван Федотов и Асхат Зиганшин. Целых 49 дней 20-летние ребята дрейфовали в океане почти без еды. Командиром унесенного экипажа был паренек из Шенталы Асхат Зиганшин.

«Куда-то сюда стрельнут ракетой»

- Это случилось 16 февраля 1960 года, - рассказывает Асхат Зиганшин. - Мы стояли в гавани, ждали прибытия судна. Баржа была пришвартована к мачте разрушенного пирса. Около шести утра неожиданно налетел шторм.

Наша баржа оторвалась, и волны начали швырять ее по заливу, как щепку! Суденышко было небольшое - 4 метра в ширину и 12 в длину. Опасаясь, что баржу может выбросить на камни, мы запустили двигатели и стали маневрировать. Рация была повреждена, поэтому мы ничего не могли сообщить о случившемся.

Ребята боролись со штормом, пока не кончилось горючее. К девяти часам вечера баржу вынесло в открытый океан. Моряки не унывали. Были уверены, что шторм вот-вот закончится и их суденышко вернут на берег.

- А потом мы нашли в рубке газету «Красная звезда», где была опубликована условная карта этого района - как на пачке «Беломора», - продолжает Асхат Рахимзянович. - Это была иллюстрация к заметке о том, что в ближайшие дни куда-то сюда стрельнут советской ракетой. И тогда мы поняли, что в ближайшее время нас искать не будут...

Сапоги жарили на техническом масле
Продовольственные запасы на барже были очень скудными: забрызганная солярным маслом картошка - чуть больше ведра, одна буханка хлеба и по пригоршне пшена и гороха, насквозь пропитанных соленой водой. Зато килограмм мясных консервов и почти столько же жира оказались в полной сохранности. Ко всему прочему, во время бури бачок с питьевой водой опрокинуло. А в запасной бак, где хранится пресная вода для двигателя, попала морская...

В океане у командира экипажа Асхата Зиганшина появилась новая обязанность. Ребята попросили его готовить еду. Опасались, что во время варки могут ненароком проглотить лишнюю ложку супа. Зиганшину доверяли больше, чем себе.

- Мы установили жесточайшую норму, - говорит Асхат Зиганшин. - Ели раз в сутки по две ложки крупы, две картофелины и ложку тушенки на человека. Пили трижды в день по три глотка. Но через два дня и эту норму пришлось урезать наполовину.

Несмотря на экономию, в День Советской Армии моряки съели последнюю картошку. После этого ребята питались мылом, зубной пастой, съели ремешок от часов, ремень от брюк... Затем взялись за кирзовые сапоги. Вырывали подошву, а остальное варили.

- Печку мы топили шинами, которые висели по бортам, - продолжает моряк. - А потом резали сапог на мелкие части, как макароны, и жарили на сковородке с техническим маслом. Получалось что-то вроде чипсов. Вместо соли у нас была океанская вода...

49 дней вспоминали об объедках

Все 49 дней дрейфа моряки почти не спали. Из-за шторма постоянно сохранялась опасность удариться о стену, что для ослабевших от голода людей было бы равносильно смерти. Ребята как могли отгоняли от себя сон. Лежали, разговаривали, иногда на несколько минут погружаясь в дрему. Говорили обо всем, что только приходило в голову. И самыми сладкими были воспоминания о тех остатках пищи, которые выбрасывали в солдатской столовой после обеда. «Эх, сейчас бы нам ее сюда», - приговаривали моряки.

К концу дрейфа у ребят начались галлюцинации - им слышались голоса и гудки кораблей. За время дрейфа каждый из них потерял в весе около 25 килограммов...

Лохмотья моряков американцы разорвали на сувениры

С каждым днем силы моряков убывали. Асхат Зиганшин предложил: последний, кто останется в живых, должен выцарапать имена и фамилии на стенке кубрика. Все четверо были уверены, что смогут продержаться максимум сутки.

- Этот последний день был самым тревожным, - продолжает рассказ Асхат Зиганшин. - У нас осталось всего три спички. Я стекло от радиоприемника отвинтил, чтобы использовать его как лупу - огонь добывать. Но, слава богу, не пригодилось. Утром слышу какой-то гул. Выхожу на палубу, а над нами самолеты кружат. Это были американцы.

http://www.kz.kp.ru/readyimages/102900.jpg
А чуть позже к барже подошел авианосец. Несмотря на то, что в то время СССР и США находились в состоянии «холодной войны», американцы отнеслись к советским солдатам очень благожелательно. Измученные моряки не могли самостоятельно мыться и одеваться, и американцы за ними ухаживали, как за детьми. Ребят переодели, а их лохмотья на сувениры разорвали. Пуговицы отрывали, даже не дожидаясь, пока русские разденутся!

Поначалу советские моряки не задумывались о политике и об отношениях СССР и США. И лишь немного придя в себя, Зиганшин всполошился: «Мать честная! Мы ведь на американском авианосце. На вражеском! А вдруг мы уже предатели?»

Через некоторое время ребят на английском пароходе «Куин Мери» отправили в Лондон, чтобы оттуда самолетом переправить в Москву.

Кстати, пока моряки болтались в океане, у родителей Асхата Зиганшина в Шентале провели обыск. Но потом опера извинились перед его отцом: «Прости, Рахимзян-бабай, работа такая».

Герой женился на землячке

После возвращения в СССР моряки стали настоящими героями. Асхат Зиганшин получал по три мешка писем в день. Два из них - от девушек, предлагавших свою искреннюю дружбу. Но парень нашел свое счастье позже, когда, уже являясь студентом мореходного училища, познакомился с девушкой Раисой. И надо же - она оказалась родом из Сызрани. Вскоре они поженились.

- У нас две взрослые дочери - Галия и Альфия. Одна работает фармацевтом, другая - учитель физкультуры, мастер спорта. Самая же большая моя радость сегодня - это внук и внучка. До меня в роду моряков не было. А вот сейчас - зять, моряк-подводник, а внук поступил в мореходное училище. Кстати, если бы тогда нас не унесло в море, я бы после службы в армии вернулся в родную Шенталу и продолжал бы работать трактористом. Именно тот шторм сделал из меня моряка, - признается герой.

Сейчас Асхат Зиганшин живет в Петербурге и работает механиком на аварийно-спасательном судне. Два года назад он навестил родные места, приехал в Шенталу. К встрече прославленного земляка готовились три месяца, встречали с оркестром, показали улицу имени Зиганшина.

- Мне на родине прочитали стихи. «Дни плывут, плывут недели, судно носит по волнам. Сапоги уж в супе съели и с гармошкой пополам». Понять не могу, кто эту гармошку первый выдумал? Везде про нее упоминают. На самом деле не было никакой гармошки. Не пели мы ничего, разговаривали только, больше всего - о еде...

КСТАТИ

Владимир Высоцкий посвятил подвигу моряков песню «49 дней». Правда, Зиганшина назвал не Асхатом, а Асханом. То ли перепутал, то ли просто так потребовалось для рифмы:

Окончены все переплеты,
Вновь служат - что, взял, океан?
Крючковский, Поплавский, Федотов,
А с ними Зиганшин Асхан

ДОСЛОВНО

История с моряками вызвала горячий отклик в народе. Вскоре по стране начала гулять песенка:

Как на Тихом океане
Плывет баржа с чуваками.
Чуваки не унывают,
Зиганшин буги-рок кидает.
Зиганшин-буги!
Зиганшин-рок!
Зиганшин съел второй сапог!
Крючковский-рок!
Крючковский-буги!
Крючковский съел письмо подруги.
За границей советские моряки боялись пить спиртное

На авианосце советским морякам пришлось дать первую в мире пресс-конференцию. Накануне позвонил Борис Стрельников из «Правды»: «Смотрите, не сболтните ничего лишнего!»

Ребята запаниковали.

На авианосец прилетело около полусотни репортеров. Защелкали камеры. Но журналисты успели задать только один вопрос: «Ду ю спик инглиш?» И тут неожиданно вскочил Поплавский: «Фэнк ю!» А у Зиганшина от перенапряжения пошла кровь. На этом пресс-конференция закончилась. Асхат Зиганшин вспоминает:

Пока Асхата Зиганшина, Анатолия Крючковского, Филиппа Поплавского и Ивана Федотова мотало по океану, семьям сообщили, что они погибли.

- Когда у меня перестала течь кровь из носа, ко мне подошел корреспондент из журнала «Лайф»: «Мы покупаем вашу историю. Сколько вы хотите?» - «Мы ничего не продаем», - говорю. Тогда он спросил: «Может быть, вы не желаете возвращаться на Родину? Америка может предоставить вам политическое убежище». «Упаси боже, - говорю. - Мы хотим домой, в Страну Советов».

В Америке впервые в жизни моряки увидели телевизор. А еще американцы подарили героям ключ от Сан-Франциско. До них этот символ преподносили только Улановой и Хрущеву. Вручили морякам и бутылку виски. Правда, ее парни распили уже в Москве.

- За границей мы боялись пить, чтобы не опозорить Родину, - говорит Асхат Рахимзянович.